Митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил

Выступление митрополита Архангельского и Холмогорского Даниила на встрече участников проекта «Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера» 

28 октября 2013 года.



Всех вас, отцы, братья и сёстры, хочу поблагодарить за этот проект, который имеет очень правильное название – «Общее Дело». Действительно, это то, что нас всех объединяет, сплачивает - возрождение нашей северной Фиваиды в Северной земле. И те храмы, которые восстанавливаются вашими трудами, это непростые храмы. Это храмы, в которых приносились самые сильные молитвы, потому что в этих храмах служили наши новомученики и исповедники российские, потому что многие из них не просто своим потом, своими слезами, они своей кровью оросили эти храмы. 

Удивительное место наш Север. Когда я приехал на это место, в эту епархию, то я почему-то вспомнил Пушкина, который говорит: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет». Вот, действительно, запах Руси, он особенно чувствуется на Севере. Это запах нашего православия, нашей духовности, нашей истории, который невозможно уничтожить. Я вспоминаю, когда я пришел в монастырь Антония Сийского, стою на службе, закрыл глаза, и как будто я в Троице-Сергиевой Лавре. Этот дух, его не смогли вытравить за все годы безбожия. Что бы ни делали - он сохранился, и старожилы говорят, что по ночам слышали пение хора. Не один человек, а много людей слышали. Храм закрыт, храм превращен в какое-то хранилище, а по ночам слышат пение. Пение ангелов. Потому что около каждого храма, мы знаем, стоит ангел-хранитель, и он пишет всех, описывает людей приходящих в этот храм, помогающих, возрождающих наши святыни. И даже там, где погиб храм, на этом месте все равно стоит ангел-хранитель. 

И я сразу вспомнил слова Иоанна Златоуста, потому что на Севере нет возможности строить храмы из кирпича, и вот эти деревянные храмы, они очень уязвимы, их легко сжечь, сломать, уничтожить, они ветхостью уничтожаются, временем. Иоанн Златоуст пишет, что если построен храм и в нем совершена хоть одна божественная литургия – оправдано строительство храма сего. Потому что ничего нет выше, ничего нет дороже, чем та служба, которая называется благодарением, евхаристией, и ради неё, как пишут отцы и строятся храмы. Потому что венчать можно и в другом здании, дома, крестить, соборовать, но мы приносим жертву умилостивления и хваление Богу именно в специально созданном доме, который называется Храм Божий.

И дай Бог, чтобы эти храмы стояли. Они обличают многих людей, они обличают ту эпоху, которую мы с вами прошли. Это страшное время. Я вспоминаю, что после того как советская власть в двадцатом году вернулась в Архангельск, комиссар Кедров со своими отрядами рыскал по городу, находил священнослужителей, офицеров, благородных людей с тем, чтобы не просто их изничтожить, а чтобы еще брали их детей от двенадцати до шестнадцати лет, ставили в шеренги и расстреливали. И получил Архангельск новое название в то время – Город Смерти. Вот так его называли. Со многих уголков страны привозили людей на поездах, на баржах с тем, чтобы изничтожить на нашей Северной Земле. Кровь мучеников - это то семя, благодаря которому и мы с вами собрались сегодня. Они, угодники Божии, молятся за нас, и мы с ними составляем единое целое, которое называется Церковь Христова. 

И дай Бог, чтобы наше горение, наше желание не прекратилось. Апостол Павел пишет: «Духа не угашайте» (1Фесс.5:19). Вот мы можем погасить в себе дух нашей веры и наоборот его разжечь. Вот этот, действительно проект, это «Общее Дело», оно нас всех соединяет, сближает.

Такое чувство сегодня, что я не в Москве, что я на своей Архангельской земле, это потому, что с нами сегодня новомученики, исповедники Российские. С нами те подвижники, которые, заручившись Божиим благословением на утлых лодчонках, переплавляли, переплывали Белое море, достигали Соловков и оставались там. И сейчас все врачи говорят, что нельзя жить на этих Соловках, плохой климат, но именно монахи шли не для того, чтобы стать долгожителями, а для того, чтобы в этом тихом, вроде бы холодном, но духовно близком к Богу месте возносить свои молитвы. Образ покаяния – это и называется монашеское житие. Это самая приятная молитва Богу. Я хотел бы пожелать каждому из нас этого молитвенного духа, который имели древние подвижники и те наши исповедники, которые сделали наш Север действительно живым антиминсом. Всех вас благодарю за те труды, которые вы несете на благо нашей святой Церкви. 

Храни вас Господь!

Митр. Даниил. Фото:пресс-служба Архангельской еп.
Выступление митрополита Архангельского и Холмогорского Даниила на встрече участников проекта «Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера» 

25 сентября 2012 года.


Дорогие друзья, отцы, братья и сестры. Мне сегодня очень приятно находиться здесь вместе с вами!

Русский Север – это замечательно, величественно, сурово, но вместе с тем это благодатно и сердечно. Как сказал один из наших священнослужителей, не печальна и уныла, но жизнерадостна и благодатна земля Ломоносова.

Действительно, это не только родина Ломоносова, это родина великих людей. И великие люди всегда строили великие храмы. Великие не по своим размерам, а по своей сердечной теплоте, красоте, духовности и намоленности.

Я вспоминаю слова епископа Игнатия Брянчанинова. Он пишет: «Цель творения человека – быть храмом Божиим». То есть каждый человек призван быть храмом Божиим. Но он, обладая свободной волей, может стать храмом не Бога, а дьявола. И часто в жизни мы видим, как это происходит: был храм Божий - стал храм дьявола, и наоборот.

И самое главное, пишет Игнатий Брянчанинов, кто будет последним хозяином храма. От этого будет зависеть участь человека. Если у храма нашей души будет хозяин Господь, то тогда благо нам будет. Если же Господь придет и увидит там другого хозяина, то тогда печальна участь человека. Человек является живым храмом, нерукотворным храмом Божиим. 

Владыка Даниил с футболкой фонда Общее дело

А есть храмы, которые создали руки великих людей, наших предков. Это наше сокровище, наша жемчужина, наша Церковь, особенно в деревянном убранстве. И эта жемчужина находится на нашем Севере.

Одна женщина рассказала, как она приехала из Москвы, подошла к храму и расплакалась. Потому что как мы часто видим больного человека, несчастного, страдающего и жалеем его, так же стоит и храм: крыша проломана, без купола, в таком состоянии, что, кажется, война прошла. Но на самом деле нет прямой войны, есть внутренняя брань.

Люди живут рядом и часто не замечают этой красоты и этого безобразия. Красота – то, что храм деревянный, замечательный и красивый. А безобразие – что он в таком полуразрушенном состоянии. Это значит, что и души людей, живущих в этой местности, также больны. Потому что храмы – это «лакмусовая бумажка» состояния нашего общества, как и монастыри.

Я хотел бы в этот вечер поблагодарить всех вас, кто участвовал, участвует, и будет участвовать в возрождении русского духа. 

Последние события у нас в Архангельске говорят нам о том, чего боится дьявол. Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Какое оружие - главное оружие, которым Бог победил дьявола? Это оружие – смирение и кротость». И вот крест – это символ этого смирения, этой кротости Божией, из которой возникает большая, настоящая, духовная любовь. Потому что любовь не бывает без смирения и кротости, иначе это не любовь. И вот видна эта кротость даже к врагам.Господь мог бы одним мановением попалить всех своих мучителей, кто стоял у креста. Но он наоборот молился за них Богу Отцу, просил, чтобы Он простил их за то, что они не ведают, что творят.

И то, что у нас попытались уничтожить крест, свалили его, - это показатель, что Крест не оставляет равнодушным никого.

Как после 17 года шла страшная борьба, уничтожение, так и сейчас много таких людей, которые не могут быть равнодушными, когда перед ними стоит Крест. Значит в нём огромная сила.

Крест является училищем благочестия. Именно этим символом мы украшаем наши храмы. И сами храмы свидетельствуют об этом главном оружии Бога – кротости и смирении.

Я хотел бы, чтобы наше сердце было наполнено этими добродетелями Христовыми. Тогда мир будет в нас самих и вокруг нас, тогда, действительно, люди вокруг нас будут жить комфортно.

Но без внешних свидетельств нам не достигнуть ни мира, ни смирения, ни кротости. И поэтому тем, что вы приезжаете на Север и на нашем замечательном Севере трудитесь, во-первых, вы показываете образец для местных жителей, а во-вторых, очищаете ваши сердца. И вы уезжаете совершенно другими, и приносите этот мир, как древние паломники святых мест, в свои дома, в свое жилище.

Сегодня я встретился с одним замечательным человеком здесь в Москве. Он сам из Ярославля. И он рассказал, что его бабушка пешком ходила на Соловки. С Ярославской области. Представляете? Пешком. Дожила до девяноста четырех лет. Вы, конечно, отправляетесь на Север не пешком, но это тоже паломничество. Вы вкладываете свой труд, свою любовь в возрождение нашей веры.

Храни всех вас Господь!

Медиа

Другие материалы в этой категории: Протоиерей Дмитрий Смирнов »