Когда сияют глаза и появляется ощущение полноты жизни

В некотором царстве, в некотором государстве, за тремя лесами, за семью полями жил да был Великий Князь Коргозерский. Вернее, жил-то он в славном граде Северодвинске, ибо на государевой службе состоял. Но больно душа болела у Князя за вотчину свою - деревню Коргозеро. Рушился храм деревянный, старинный, исчезала деревня. Много может славный Князь, да и ему нужны помощники удалые. И вот однажды услыхал Князь от ветра полевого да ласточек утренних, что есть помощники такие, хлопцы добрые, а с ними и девицы красные. Загорелась душа у Князя, послал он гонцов во все концы, да и дождался. Да не одного, а целых 10 человек. И закипела работа. Как говорится, скоро сказка сказывается, да еще скорее дело делается. А работники то непростые оказались, потребностей то у них не много, да от каждого по способности хоть отбавляй, скоморошат, поют, пляшут - хлебом не корми, лепоту здешнюю запечатлевают, да уху с костьми наваривают... застучали молотки, зазвенели топоры, поподнималися стропила, да все бодро и с песней - так и пошло дело аки само, без натуги. И подняли работники храм древний, топором срубленный, а девицы-то красны сор из него повымели, мышей повыгнали люд честной на службу созвали да цветов наносили. И сплелись голоса звонкие да чистые и полетела к небу молитва искренняя, светом небесным осеняемая. И ожил храм старинный, возликовал князь Коргозерский, поселилась в душе его радость светлая. И расправил крыла ангел-хранитель над храмом, селом да озером Коргозером, осеняя своей благодатью земли княжеские и вдохнул он силы новые в земли Северные.

Рано утром мы прибыли на станцию Вожега, и там нас встретила Дарья, командир нашей экспедиции, и Сергей Денисов с дочерью Дианой. Сергей живёт с семьей в Северодвинске - он служит на флоте, а в Коргозере постоянно живут его родители. Ещё задолго до появления в деревне исследовательской экспедиции Общего Дела Сергей мечтал о восстановлении коргозерской церкви Николая Чудотворца и собственными силами начал работы. И на проект Общее Дело вышел именно он. Просто сказать, что для нашей экспедиции он сделал многое – значит ничего не сказать! Во-первых, он договорился, чтобы мы жили в деревенском доме, а не в палатках, как изначально предполагалось; во-вторых, договорился, чтобы все материалы были доставлены на тракторе по труднопроходимому пути через лес - трактор несколько раз застревал, и уже в километре от деревни нам пришлось полностью разгрузить все материалы и снова загрузить их обратно, после того как трактор вышел из ямы. И вообще, вся семья Сергея принимала самое искреннее участие в жизни нашей экспедиции – нам передавали картошку и огурцы, брат Сергея, Юрий, наделял нас свежевыловленной рыбой, а в последний день помогал нам закончить работы. Родители Сергея в первый же день тепло приняли и накормили нас, а дети все дни делили с нами часы труда и отдыха. Мы по-настоящему сдружились с этой замечательной семьёй. Да и сами мы, члены экспедиции, стали большой дружной семьёй! Живём маленькой общиной. На объекте заняты все – для каждого есть задача по силам. В домашний быт также вовлечены все. Кто-то воду из колодца несёт, кто-то лучины для растопки самовара рубит, девушки готовят. Вот мы садимся за стол – «А ну-ка выдохнули! И уплотнились!» - командует Аня, наш генералиссимус на кухне – и вот мы сгрудились вокруг небольшого стола, в центре которого стоит самовар. Наши девушки приготовили нам трапезу на славу – мы встали в начале шестого утра, а они ещё раньше взялись за приготовление завтрака! И вот мы поели и идём к церкви, дружно, с песней – мы всегда идём с песней: на работу и с работы, на озеро и с озера, и работаем мы тоже с песней. В нашем коллективе есть и музыканты, и художники – царит творческая атмосфера! А ещё в наших рядах есть француз Алекс. Он не говорит по-русски, мы с ним можем общаться лишь по-английски. Он немногословен, и почти никогда к нам не обращается с расспросами, но если его разговорить, он рассказывает о своей жизни, о своём крае. Это его первая поездка в Россию. А вообще он активно путешествует, участвуя в различных волонтёрских программах.

После длинного рабочего дня мы – как всегда, с песней! – возвращаемся домой. Мы бодры - конечно, есть усталость, но это облагораживающая физическая усталость, это радость труда, ощущение полноты жизни. К нашему хору присоединяется комариный хор – коргозерские комары тоже рады нам, они торжественно встречают нас после работ. Сегодня мы выполнили одну из центральных задач – поставили новую крышу над притвором. Быстрота и слаженность действий обусловлена тем, что руководили процессом Сергей и Григорий – он плотник и врач нашего коллектива. Он, как и Сергей, первым приходит к месту работ и последним уходит.
Назавтра нам останется закрыть новую крышу рубероидом и залатать купол.

Работаешь на крыше и время от времени бросаешь взгляд на дивный пейзаж. На озеро вдали, на деревню. В деревне лишь четыре дома обитаемы. И как-то невольно задумываешься: «Эх, возродить бы хозяйство! Воскресить бы деревню!» Один из старейших местных жителей, дядя Рудольф – дядя Рудя, как его здесь называют – рассказал нам, что перед войной в Коргозере жило около двухсот человек. А как деревня пустела? А постепенно. И вот теперь почти вымерла. И много, много по лесам и полям совсем покинутых деревень, а здесь ещё теплится жизнь. И есть шанс, что возродится деревня. Ведь приезжают энтузиасты, такие как мы, а некоторые остаются. На этих прекрасных землях надо жить, надо поднимать хозяйство. Как можно допустить исчезновение этой деревни, под этим прекрасным небом? Поглядываю на небо – оно всё время меняется, и каждый раз это не просто небо – это шедевр. Это то самое небо, которое мы видим на картинах великих русских живописцев, и вот оно, здесь, не на картине, а над головой, каждое мгновение оно говорит с нами на своём небесном языке, с помощью причудливых символов, складывающихся из облаков. А в полях проступает туман, он густеет, разливается, а над полосой тумана горит закат. Зарево не исчезнет – утренняя заря сомкнётся с вечерней. Белая ночь заглядывает в окна деревенского дома, мы засыпаем, позади большой прекрасный день, и впереди будет большой прекрасный день.

В день нашего отъезда из деревни, в воскресение, все местные жители пришли на акафист. Работы закончены, храм прибран и украшен цветами. Радостью светятся наши глаза – глаза участников экспедиции и местных жителей. А через час мы расстанемся – пришло время выдвигаться в обратный путь. Нам, конечно, грустно – мы сроднились с этим местом, с этими людьми. Возможно, мы ещё вернёмся сюда. А ещё, конечно, мы отправимся в новые места, и откроем наши сердца новым впечатлениям, новым людям и ландшафтам, с радостью возьмёмся за новые работы. Впереди новые открытия, и мы, как всегда с песней, устремляемся вперёд.