Дорожные заметки от участников экспедиции «Харовск»

Дорожные заметки об экспедиции «Харовск» в с.Шемякино, с. Арзубиха

Сборы, суета все эти мысли оставляют тебя, как только переступаешь порог дома и отправляешься в путь. Несмотря на ранний час (4:30), в Москве уже рассветает. Утреннее весеннее солнце заливает все своим светом. Пока не так жарко, как бывает к полудню в мае. День обещает быть праздничным, торжественным. Ведь именно в этот день был подписан акт о безоговорочной капитуляции нацистской Германии и состоялся второй и все последующие послевоенные парады Победы на Красной площади. К сожалению, парад 2015-го года увидеть не получится, поскольку колонны марширующих и военная техника пройдут далеко от нашего пути. Но не будем унывать от невозможности принять живое участие в торжестве и молебне в память об избавлении немецкого народа от чумы 20-го века – национал-социализма, а будем укрепляться духом и подпевать патриотическим военным песням, звучащим по радио. Москва с ее пробками остается где-то в предрассветной дымке, и мы мчимся по Ярославскому шоссе в сторону русского севера. Дорога навевает лирические мотивы всего путешествия:

Куда я спешу, оставляя мирские заботы?

Хочу ли я ближнему сделать полезное что-то?

Иль просто хочу убежать от себя самого,

Не сделав хорошего людям совсем ничего?

Промелькнул за окном Сергиев-Посад с его величественной Лаврой, вот уже остался позади Переславль-Залесский, родина Русского святого воина Александра Невского, древний Ростов. По пути встречаются русские села и деревни. Многие из них заброшены и покинуты населявшими их людьми:

Летят журавли, возвращаясь в родные края.

Тебе нет нужды улетать зимовать за моря.

Вернись же, ещё тебя помнит родная земля,

Того, кто бежал в города, оставив дома и поля.

На пути город Ярославль с его тысячелетней историей, Толгским монастырем, набережной, зданием мануфактуры, памятником Ярославу Мудрому и другими многочисленными достопримечательностями многие из которых были разрушены в годы советского вероотступничества (Успенский Собор (восстановлен не в первонач. виде в 2004 году), телеграф и т.д.), разрушение которых под видом реконструкции продолжается, к великому сожалению, и в наше время… Но, к счастью и по помышлению, времена меняются, меняются и живущие в нем люди:

Фундамент верой углуби,

Кирпичики молитв сложи,

Раствор постом ты укрепи,

И крышу из любви сложи, -

Готов дом духа твоего,

И он поселится в него.

Следующий древнерусский город Вологда встречает Спасо-Прилуцким монастырем, многочисленными церквами, своими кружевами, сливочным маслом, деревянным зодчеством, не очень хорошими дорогами и очень хорошими окающими людьми. Трудности путешествия сглаживались потрясающей красоты видами изумрудных полей, которые сливались с прозрачной синевой неба:

Как храма купол над землей -

Синеет небо над главой.

Как ангелы летят над нами,

Небо покрылось облаками.

Приближается следующий город на пути нашего странствования - Харовск, и как раз в это время (13:30) множество людей шли с кладбища, возложив цветы на могилы павших воинов:

Склонив ветви, стояла береза,

Тихо плакал весенний ручей,

Над могилой безвестного вóина,

Как могло бы казаться, ничьей.

Наша экспедиция, завершив первый свой марш-бросок, остановилась у храма Святого Преподобного Серафима Саровского, настоятель которого о. Анатолий благословил нас на дальнейший путь до с.Шемякино и снабдил необходимым снаряжением для работ на крыше храма Успения Пресвятой Богородицы.

Покинув Харовск, оставшееся расстояние до села Шемякино (40 км) мы преодолели достаточно быстро. Петляющая местами грунтовая и пыльная дорога вела через села и деревни. В деревне Митинской были пополнены запасы пресной воды в источнике святителя Николая:

 Святитель Чудотворче Николае,

 Избави нас от нужды и печали.

 И помолись ты у престола Бога,

 Чтобы прямой была у нас дорога.

Наконец мы прибыли к нашей цели – храму Успения Пресвятой Богородицы (1913 года). Разобрав поклажу и поблагодарив Творца за благополучно пройденный путь, мы принялись изучать обстановку:

 Вдоль дороги на поляне,

 Почернев в столетней брани,

 Божий храм стоит поруган,

 Зверьми-птицами облюблен.

Помолясь, сделав то, что возможно было сделать (хотя, признаться, и в стократ больше сделанного было бы наверное мало), помолчав о павших в бою бойцах, о погибших командирах и партизанах, об умерших от голода, об убиенных при обстрелах и бомбежках мирных гражданах - обо всех ушедших от нас безвременно и до времени 26,5 млн. жизней, тихо отпраздновали за остатками потухшего огня завершение дня Великой Победы. Вечная всем им память!

 Скрылось солнце и не слышно развеселых певчих птиц,

 На погосте до зарницы не видать крестов и лиц,

 Скорби нет и нет печали в тихом шелесте ветров,

 Трубный глас всё ждет, и спящий восстать к жизни с ним готов.

В ночи все меняется и очертания тех мест, которые мы проезжали днем и казавшихся такими узнаваемыми, тоже переменились. В сумерках нам с трудом удалось добраться до асфальтовой дороги (Свт. Николай Чудотворец помог), а там и до гостиницы оказалось недалеко.

На следующий день был запланирован воскресник в селе Арзубиха (уборка и мелкий ремонт) в часовне священномученикам Флору и Лавру.

 Пробудившись от предусмотрительно установленного гласа будильника, помолившись и потрапезовав, мы отправились в путь. Неисповедимы пути, приводящие к конечной цели, а посему, было нам суждено попасть не прямо в Арзубиху, а в другое село – Пундуга (железнодорожная станция направлений Москва – Котлас и Вологда – Мурманск). В центре села был обнаружен заброшенный неизвестный храм:

 Как с криком, стая воронья, летит в пшеницу на поля,

 Так духи, злобою полны, дьявола верные сыны,

 Наветы людям раздают: «Разрушим храм!», и там и тут,

 Чтоб не главу где преклонить и не Иисуса умалить.

 Но есть и много других сёл, где уже началось восстановление поруганных святынь. Село Арзубиха – одно из таких. Часовню священномучеников Флора и Лавра после революции использовали в качестве склада и магазина:

 Религию заменим новой, церкви взорвём, сожжем иконы,

 Комбедами все разорим и дух народный истребим.

 Вино дешевле хлеба станет, сын на отца тогда восстанет,

 Придет к вам всякая напасть, рабами будете у нас!

Но довольно о скорбях века минувшего, пора подумать о том, что происходит в веке нынешнем. Восстановление часовни действительно должно стать для села общим делом. От этого зависит духовное будущее села, а проще говоря, жить ему или умереть, как и сотням других сел и деревень Вологды:

 Восстань от сна! Проснись село! Волчцами поле заросло,

 В коровниках ветра шумят, и куры больше не галдят;

 Что тебе в шуме городском? Земля прокормит всех с лишком;

 Людьми младыми укрепись и после сна ты помолись!

Воскресные хлопоты по приготовлению часовни к службе сменились ожиданием назначенного на понедельник водосвятного молебна. Молебен отслужил при большом стечении жителей села о. Анатолий, который окормляет много других сельских приходов Харовского района. Взяв Благословение у о. Анатолия после молебна и последующей за ним общей трапезы, мы отправились в обратный путь.

Слава Богу за всё!