Рассказ участников экспедиций Никитинская, Тинева

Для верующего человека понятно, что случайностей в жизни не бывает. Поэтому все, на первый взгляд, необычайные события, встречи и дела, к которым мы имели отношение в экспедиции на Север «Выя 2013», легко находят своё объяснение. На всё промысел Божий. Но обо всём по порядку.

Удивительно, как можно подумать, что именно на это лето у меня возникли планы поехать в какой-нибудь монастырь, скит на одну или две недели – потрудиться во славу Божию, провести время с пользой для души. Вообще не представлял себе, как это всё происходит. К кому обращаться? Куда ехать? Что с собой брать? Где жить? Что там делать? Эти вопросы начинали донимать при мысли о трудничестве. И вот в сети мне попадается объявление о наборе добровольцев в «Общее Дело» в экспедиции на лето 2013. Случайность? Может быть, может быть…

Уже через несколько дней, как я отправил анкету, мы встретились с Ильёй – координатором проекта и в будущем командиром нашей экспедиции. Начинались сборы: походы по продуктовым и магазинам туристического снаряжения, подготовка одежды и средств индивидуальной защиты (противогазы нам пригодятся в деревне Тиневе).

Когда мы взяли билеты на поезд Москва – Архангельск и нам достался вагон № 13 (ещё одна случайность?) – это, конечно же, было воспринято как добрый знак. И, как потом выяснится, не зря. На самом деле, и эти рутинные, бытовые и суматошные преддорожные хлопоты и мороки, начиная от спальных мешков и резиновых сапог, заканчивая билетами, тоже могут быть и приятными, и полезными. Главное – это осмысленно действовать и понимать, ради чего эти дела, к чему они ведут; действовать осознанно и целенаправленно, окончательно не превращаясь в биоробота, как бы тяжело это не было жителю современного большого города. И если цель выбрана верно, то и в остальном будет порядок.

Рюкзаки наконец-то собраны. 11 августа. Москва. Ярославский вокзал. Поезд отправляется в 10:05. Так получилось, что билеты в 13-й вагон, который оказался очень комфортным и укомплектованным по последнему слову техники, были не у всех – частично нашей группе предстояло ехать и в 17-м. Поскольку «7» и «17» – числа очень похожие, разного инструмента и снаряжения на Север предстояло везти немало, а время не ждёт, мужской части нашего коллектива пришлось побегать по платформе между 3-мя вагонами, №№ 7, 13 и 17. И в этом тоже был свой смысл: деваться было некуда – начали делать общее дело. За минуты погрузки нам всем успел полюбиться Павел – друг командира Ильи. Пашины шутки, прибаутки, истории, оптимизм и жизнерадостность будут заряжать нас во время всей экспедиции. Кроме Павла и Ильи, в поезде из Москвы выехали: Виктор Андреевич Гаврилов и его дочь Светлана – именно благодаря им мы и узнали о существовании церквей и часовен на реке Вые, которые и стали основными рабочими целями нашей поездки, – Всеволод, Мария, Алексей, Наташа и Оля, Ксения и автор этих строк.

По пути, который, конечно, не обходился без дорожных бутербродов, мы ещё теснее знакомились, распределили обязанности. Илья наметил нам план работ в деревнях Окуловская – в церкви Афанасия и Кирилла и в Тиневе – в часовне Живоначальной Троицы. Кроме того, стало известно о некоторых изменениях в маршруте и местах нашего пребывания: в Карпогорах теперь планировали останавливаться не в гостинице, как изначально замышлялось, а на подворье Свято-Артемиево-Веркольского монастыря, у отца Артемия, с которым связался наш командир. «Вот оно всё и устроилось. Вот тебе и монастырь», – думал я тогда. Это ещё раз к вопросу о случайностях.

Проехали Ярославль. В Данилове по доброй традиции, о которой рассказал Илья, купили у бабушек вкусных ягодок. Когда поезд сделал остановку в Вологде, мне позвонила ещё одна Наташа – очередной участник нашей экспедиции. Именно её мы не досчитались при отправлении из Москвы. Настолько она полюбила Север, его атмосферу и людей, что, только закончив одну экспедицию, сразу вливалась в нашу. Будучи «ветераном» «Общего Дела» и очень ответственным человеком, она интересовалась, есть ли у нас всё необходимое, не нужно ли чего-нибудь докупить.

Глядя на красоты, предстоящие за окнами вагона, со Всеволодом единодушно сошлись во мнении, что северное небо – совсем не такое, как, например, в Курской области. Небо над Архангельской губернией, в отличие от южного, не куполообразное, а плоское, ровное-ровное, гладкое-гладкое и бескрайнее, сливающееся с землёю где-то за горизонтом. Это ни с чем не сравнимая, непередаваемая красота.

Говоря о пассажирах – наших попутчиках, следует сказать, было отрадно, что и среди них возник интерес к нашей поездке, к «Общему Делу», к возрождению деревянных храмов Севера. Быть может, в будущих экспедициях примет участие и кто-то из них или их родственников, знакомых. И, конечно, нельзя не вспомнить Галину – очень обаятельную нашу соседку по купе, после общения с которой мы составили первые в этой поездке впечатления о бабушках Севера, со своими суевериями и предрассудками, но и с жизнелюбием и простотой. Ближе к полуночи на станции Няндома к нам присоединилась Наташа. Впереди – короткий сон и город Архангельск.

Поезд прибыл в 6:35, в 7:05 сдали вещи в камеру хранения. В начале экспедиции на погрузку-разгрузку ещё уходит многовато времени, к концу, по ощущениям, стали управляться минут за 5, хотя груза меньше не стало. Город встречал нас пасмурной погодой, поэтому Илья ещё в поезде предусмотрительно дал команду достать всем из рюкзаков и взять с собой дождевики и тёплые вещи. «Здесь вам не равнина, здесь климат иной», – вспоминались тогда строчки Высоцкого. Но, надо сказать, что в состав нашей группы входили в целом люди опытные, бывалые. Так что каких-то особых бытовых проблем, слава Богу, во время всей экспедиции не возникало. Новичками-походниками были только Наташа и Оля, но и их все так оберегали и во всём так поддерживали и старались помочь, что девушки остались решительно всем довольны. ВЫЯ 2013 стала для них первой экспедицией. Но вряд ли будет последней.

От железнодорожного вокзала на автобусе мы отправились к церкви Николая Угодника – хотели попасть на литургию. Но, к нашему разочарованию, 12 августа служба не совершалась. «Вот так вот, – думалось мне. – А в Москве: «да я сегодня не пойду, завтра пойду», «у этого батюшки не буду исповедоваться, буду у того»… Не бесимся ли с жиру-то?..» Таким образом – во всём есть свои плюсы – у нас образовалось время для прогулки по набережной, фотографирования и вкусного завтрака в очень уютной кафешке в центре города. Оттуда Илья ещё раз созвонился с отцом Артемием, окончательно согласовал приезд и назвал по просьбе батюшки имена всех членов команды, чтобы тот помолился о нас.

После завтрака мы отправились обратно на привокзальную площадь, откуда отходили автобусы в музей деревянного зодчества под открытым небом «Малые Корелы», который также значился в нашей культурной программе. В ожидании ближайшего рейса мы разошлись по киоскам и магазинчикам – присмотреть сувениры, хозяйственные мелочи в дорогу, а Паша – и сменить обувь. Наташа же уже была раньше в музее «Малые Корелы» и поэтому сразу после завтрака отправилась навестить свою знакомую архангелогородку и купить очень нужную в походе вещь – поварёшку, а также вкусных пирожков нам в поезд до Карпогор. 

Примерно в полдень мы были у музея. Там нас уже ждали Светлана и Виктор Андреевич – после завтрака они уехали пораньше. Муж Светланы – художник, и именно она стала для нас экскурсоводом и рассказала очень много интересного о музее, его истории, об одном из его создателей Б. В. Гнедовском, о живописцах, приезжавших на Север – Коровине, Серове, Нестерове. Все были просто поражены великолепием, простотой и суровой, строгой красотой деревянных домов, церквей, часовен, мельниц, амбаров. Передвигались мы от постройки к постройке, разинув рты – настолько сильное впечатление произвела на нас деревянная архитектура Севера. Мы заходили в дома, где нас встречали-привечали сотрудницы музея в исторических одеждах. Они показывали внутреннее убранство срубов: печи, мебель, кухонную утварь. А в одном из строений – бывшем постоялом дворе или трактире – нам повезло увидеть выставку старинных сухопутных средств передвижения. Разнообразные сани, салазки смотрелись действительно как настоящие произведения искусства. Что-то очень отдалённо похожее я испытывал только в танковом музее в Кубинке. Казалось, мы попали в волшебную сказку. Вид и запах дерева в сочетании с невообразимым северным небом и зеленью сосен оставили неизгладимый след в нашей памяти.

Деревянные церкви Руси,
Перекошены древние стены.
Подойди и о многом спроси,
В этих срубах есть сердце и вены.
– играло во мне. И уже не терпелось увидеть это все не в тепличных музейных условиях, а реальной бытовой обстановке.

Мы пробежались по музею очень быстро, но и этих нескольких часов хватило, чтобы впечатления остались, наверное, на всю жизнь. Видали, как говорится, чудеса техники, но тут – такое! По дороге обратно в Архангельск в автобусе, да и потом в поезде до Карпогор я всё думал о том, что же так зацепило в этом удивительном необычном явлении – русском деревянном зодчестве. Стал вспоминать те места, которые тоже в своё время что-то затронули в моей душе, в сердце, так или иначе повлияли на моё мировосприятие: крепости и замки России и Европы, монастыри, храмы, пейзажи Финляндии, Чёрное море, Крым, Селигер, леса и речки Московской и Тверской областей, степи Черноземья… И понял, что нигде больше, как в этих деревянных шедеврах не проявляется такое конструктивное доброе, мирное единение Человека и Природы. Вот, например, замок (в Дании или Чехии) или тот же собор Парижской Богоматери. Это тоже плод труда человека, огромного труда, тяжёлого, но труда совсем другого, агрессивного, преобразующего, как бы ущемляющего природу. Работа с деревом – это именно работа Природы, но орудием этого труда является не топор, не долото, не молот, а сам человек, весь человек – весь его разум и всё его тело. После посещения «Малых Корел» на миг явилось ощущение того, насколько мудр и щедр Творец и какой же прекрасной может быть жизнь наша, если всегда видеть в ней промысел Божий и следовать ему.

В музее к нам присоединился 13-й участник нашей экспедиции – Ярослав – до Архангельска он добирался самолётом, теперь вся группа была в сборе. 13-й вагон, 13 участников… Всё случайности?.. Как знать…

По возвращении в Архангельск Илья дал задание мужчинам на докупку кое-какого инвентаря, а девушкам – чая, в подарок отцу Артемию. После выполнения этих задач отправились на вокзал, к камере хранения. Вещи на карпогорский поезд грузили уже быстрее: появлялась сноровка, коллектив становился сплочённее после каждой совместно проделанной работы.

Вагон, в котором ехали до Карпогор, был уже посуровее, чем 13-й московский, зато нам очень повезло с проводницей – Дариной. Очень улыбчивая и приветливая девушка. Она бесперебойно обеспечивала нас чаем, вместе с которым вся команда уплетала купленные Наташей пирожки. От местного воздуха и впечатлений, полученных в «Малых Корелах», все это усваивалось очень хорошо. На подъезде к пункту назначения Дарина попросила нас оставить отзыв о поездке, и Всеволод написал в книге много искренних тёплых слов. В соседнем с нами купе ехало трое маленьких ребятишек с родителями. И самый маленький из них – Стасик – дорогу переносил очень беспокойно. Так что и здесь пришлось браться за дело волонтёрам. Благодаря игрушечному динозавру, которого Ксюша купила на вокзале в Архангельске (обратите внимание на очередную случайность), куклам из полотенец, связанных Машей, ласкам и добрым словам Наташи и Оли несколько часов в вагоне все же было относительно тихо.

Также в дороге мы обсудили вопрос питания в полевых условиях – близился Успенский пост. Подавляющее большинство нашей группы приняло волевое решение его соблюдать. Надо сказать, забегая вперёд, что благодаря стараниям наших девушек: двух Наташ, Оли, Маши и с Божьей помощью посильно удалось воздерживаться от скоромной пищи.

Уже пропадал сигнал мобильной связи, и мы любовались местными природными красотами. Такого живописного сочетания лиственных и хвойных деревьев, как в Архангельской области, раньше нигде видеть не доводилось. Здесь, в этих краях, более чем полвека назад начинал военную службу мой дедушка, сейчас подполковник в отставке. «Поедешь по местам моей боевой славы», – шутил он, провожая меня в экспедицию. В полвосьмого вечера на пасмурном небе стала видна радуга! Поезд въезжал прямо в семицветную арку! Ещё один добрый знак! Небеса радовались нашему приезду!  Возникло желание быть достойными такого приёма – скорее бы уже в поля и трудиться.

В 22:30 прибыли в Карпогоры. Ярослав сразу же предложил всем средство от насекомых. И очень кстати. Поначалу мошка и комары очень досаждали, а к концу экспедиции, когда все уже основательно заматерели, обращать на насекомых какое-то вообще внимание мы стали считать ниже своего достоинства. От вокзала отправились на подворье Свято-Артемиево Веркольского монастыря. Несмотря на некоторую усталость, очень интересно было увидеть жизнь, быт и службу священнослужителей на Севере. По пути в автомобиле я смотрел в окно на скромненькие домишки, штакетнички и думал, много ли изменилось здесь с тех пор, как из Верколы, где находилась войсковая часть, на гусеничном тягаче в Карпогоры приезжали на танцы дедушка, молодой тогда лейтенант, и его сослуживцы. Отец Артемий встретил нас очень радушно, помог разгрузить вещи и после молитвы пригласил ужинать. Заканчивался вечер 12-го числа очень интересными рассказами батюшки о природе Севера, о мхах, грибах и ягодах, о монастырском хозяйстве, лошадках и бычках, о сычонке Кеше, ещё одного насельника подворья, который, по выражению священника, усердно «шпатлюет» стенки и пол отведённой ему комнатушки. Услышали мы от батюшки и новые, особые северные, словечки. Например, «обряжаться» – то  есть ухаживать за скотиной, заниматься другими хозяйственными делами. Вот каждый день, что мы жили в палатках в деревне, я и вспоминал это словцо.

Поведал нам отец Артемий немного и о житии Святого Артемия, в честь которого назван монастырь. Праведник Артемий родился в 1532 году в Верколе, в благочестивой крестьянской семье. Отличался кротостью, послушанием и трудолюбием, уже с пяти лет начал сторониться детских игр и помогать своим родителям в работе. Когда Артемию было 13 лет, он вместе с отцом боронил землю в поле, неожиданно сгустились тучи, и началась гроза, во время которой удар молнии убил отрока. Односельчане Артемия по суеверию сочли его смерть Божьей карой за некие тайные грехи, поэтому тело его осталось неотпетым и непогребённым. Его положили на пустом месте в сосновом лесу поверх земли, прикрыв ветками и берестой. Так оно пролежало 28 лет, всеми забытое, пока его случайно не нашёл клирик местной церкви. Останки Артемия оказались совершенно нетленными. Тело отнесли в село, и в дальнейшем от мощей получали исцеление многие люди.Заполночь мы, полные впечатлений, разошлись по кельям.

Следующим утром, 13-го числа, мы позавтракали, после пошли в церковь, где батюшка Артемий совершил молебен с акафистом перед иконой Николая Угодника. Икона эта, как нам стало известно, чудотворная. Когда её только нашли, она была вся чёрная и потускневшая, а потом оклад самовоззолотился. Как же красива и благолепна служба в деревянном храме! Запах ладана, тёсаных брёвен, солнечный свет, бликующий на позолоченной утвари и иконах – всё это настолько радовало глаз и душу, что, казалось, ещё чуть-чуть – и сможешь преодолеть земное притяжение и хоть на пару сантиметров стать ближе к Небу. По окончании молебна мы по очереди прикладывались к образу, и батюшка дал каждому маленькую иконку в дорогу, окропил святой водой и благословил. Всем стало легко, весело, радостно и спокойно на душе. Мы действительно ощущали Благодать.

К 9:40 подъехали микроавтобусы, на которых предстояло ехать до паромной переправы через реку Пинегу. Мы быстро погрузились, распрощались с батюшкой и в отличном расположении духа отправились в путь. Но уже почти через час предстояло преодолеть первое испытание: один автомобиль пробил колесо. Мы вылезли из машин, и, пока наши водители латали пробоину в покрышке, разбрелись немножко поразмяться и осмотреться. Навстречу нашей колонне двигалась повозка. Местные жительницы возвращались из леса с туесками, полными трофеев мирной охоты. Особенно живописно смотрелся рыжий пёс, который также сидел на телеге. Маша решила покормить лошадку, но, видимо, трава была настолько вкусная, что пострадала и рука девушки. Илья оперативно оказал Марии необходимую медицинскую помощь. Так всегда бывает – редко, какое доброе дело, обходится без искушений. В итоге всё пришло в порядок: покрышку заклеили, руку забинтовали. До деревни Сосновки добрались уже без приключений.

Далее предстояло на пароме форсировать водную преграду. Мы выстроились цепью и перекидывали вещи прямо из багажников на палубу.

А на противоположном берегу нас уже ждали УАЗики, на которых приехали нас встречать из Окуловской. Разместились все шестнадцать человек, считая наших водителей и сына одного из них – Гришу, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Мальчугану пришлось устроиться на коробке передач, потому что на одном сиденье с двухметровым Пашей было уж совсем неудобно. И начался триал по дорогам Севера. Если на грунтовке до Сосновки ещё были дорожные знаки, кое-где даже прибитые к соснам, то до Окуловской дорога являлась просто примерным направлением движения. Лужи, местами сгнившие бревенчатые мостики, песок и Паша, постоянно хлопающий незакрывающейся передней дверью. Романтика! Почти 200 км или 3,5 часа сплошного удовольствия! О такой поездке я не мог и мечтать! По пути, конечно, делали технические остановки, во время которых удалось, помимо прочего, насобирать такое количество грибов, что ели мы суп и картошку с ними ещё дня два или три. Вообще неинтересно на Севере ходить за грибами – 5 минут в лесу, и уже «полна коробочка». То ли дело в Подмосковье: лесов всё меньше, людей и вредных экологических факторов всё больше. Азарт! Борьба! А на Севере сами в корзинку прыгают. В 15:35 проехали посёлок Северный, где пофотографировались на фоне полусгнившей техники: катеров, моторных лодок, тракторов. «Велика и обильна земля наша, а порядка…» – как там в летописи-то? Ничего-ничего. Разгребём. Прорвёмся! «Уже недалеко», – порадовал нас водитель Юрий. В 16:14 прибыли на место. Виктор Андреевич и Светлана отправились к себе. Их дом – в деревне Новинки – это совсем рядом с Окуловской. На слиянии рек Выи и Пинеги стоит целая сельская агломерация, состоящая из нескольких населенных пунктов, расположенных очень близко друг к другу. Налюбовавшись местными пейзажами, особый колорит которым придавал подвесной деревянный мост, мы приступили к установке палаток. Дело спорилось, помогали друг другу. Меньше чем за час все уже обзавелись жилплощадью. И тут над нашим лагерем засветились аж сразу две радуги! Одна над другой! После, по команде Ильи, мы решали насущные бытовые вопросы. Отправились в деревню: за водой к колодцу, в магазин за продуктами, по дворам за строительным и садовым инвентарем. Местные жители встретили нас открыто, по-доброму, без враждебности. Особенно ярко это проявилось, когда в лагерь из деревни вернулись Наташа и Оля. И как две девчушки смогли столько всего притащить! Косы, лопаты, пакеты и вёдра с огурцами, зеленью, капустой. Вечером читали правило, заговлялись на Успенский пост оставшейся, ещё купленной в далёкой Москве, колбасой и щедро потчевали местных бобиков сгущёнкой.

14-го числа встали рано. Опробовали на своей шкуре водицу из Выи и, бодрые, завтракали вкусной кашей, приготовленной нашими хозяйственными девчонками. Потом, навьючившись инструментом, отправились на противоположный берег, ко храму Афанасия и Кирилла, который и являлся объектом нашей экспедиции.

Шли как раз по тому самому подвесному мосту, вчера так нам приглянувшемуся. Но смотреть-то – это одно, а идти, да ещё и нагруженному – дело другое. Особенно на середине моста, где перила не достают до колен. Вспомнился сюжет о хождении по водам из Писания. «Нас же и батюшка благословил, и иконку Николя Угодника подарил, и ребята помогут обязательно, если что. Не буду сомневаться, а то точно тонуть начну, как Симон Пётр. Вперёд!» – решил я. Перешли успешно. А потом так все время и ходил по этому мостку, с молитовкой Николаю Чудотворцу или с песней Высоцкого про канатоходца, которому «очень нужно пройти четыре четверти пути». Только я-то шёл не «зачем-то», как герой классика, я знал, зачем шёл; первые разы медленно, осторожно, а концу экспедиции и разбегался. Но до уровня местных пацанят всё равно было далеко. Они спокойно ездили по мосту на велосипедах.

И вот – мы у храма. Непередаваемая гамма чувств. И боль, и любопытство, и радость. К этой церкви экспедиция «Общего Дела» уже приезжала в прошлом году, так что не все так плохо, как могло быть, хотя до полного восстановления облика ещё ой как далеко. В наш приезд планировалось выправить геометрию крыльца, навести порядок внутри храма, расчистить прилегающую территорию от мусора, мелких деревьев и кустарника, покосить траву.

Перед работой прочитали правило в храме, и принялись за дело. Наши девушки вооружились косами, а парни – лопатами, нужно было откапывать покосившееся крыльцо. Виктор Андреевич заботливо подсказывал, как обращаться с косами, точил их, когда было необходимо.

В работах нам также активно помогали местные жители.  Деревенские девушки стирали надписи со стен внутри церкви. Паренёк Гриша и его друг Сашка с сестрой выносили мусор, собирали покошенную траву, выкорчеванные деревца, вытаскивали гвозди из старых досок – без них у нас точно ничего бы не вышло. Эти ребята, такие старательные, светлые, нам очень запомнились и полюбились. Бог даст, ещё свидимся с ними и продолжим делать общее, доброе дело.

Не меньше приглянулся и местный житель Владимир. Он приехал к церкви на мотоцикле сразу после нас. Видно, что он очень жизнерадостный, общительный и весёлый человек, по-настоящему любящий свою Родину, свою Землю, искренне желающий ей добра и процветания, отдающий для этого много сил. До обеда пожгли много мусора, наполовину, в основном усилиями Ярослава, Павла и Владимира, расчистили крыльцо. Потом девушки отправились кашеварить в лагерь. А через некоторое время к палаткам подъехал грузовой ЗИЛ, на котором приехала оставшаяся часть нашей команды. Оказывается, выше по течению Выи, есть брод. И в дальнейшем мы его тоже активно использовали. После обеда продолжали разбирать крыльцо, корчевать деревья, косить траву и жечь мусор.

Вечером, после трудового дня, за вкусным чаем, над берегами Выи раздался бас нашего лучшего певца – Алексея. Костёр, поле, и русская песня, такая же бескрайняя, как небо Севера.

На следующий день, когда мы после завтрака пришли к церкви, там нас уже ждали местные селяне и наши младшие товарищи – Гриша и Сашка. Мы все вместе помолились в храме. После чего доразобрали крыльцо и стали насыпать песчаную подушку для установки новых брусьев в основание. В этих работах особенно отличился Виктор Андреевич. Несмотря на свои 74 года и перенесённый инфаркт он трудился очень усердно. Нам, молодым, конечно, ничего не оставалось, как брать с него пример. Вскоре подошла и машина с материалом. КАМАЗ привёз брус и доски. После разгрузки работа кипела по всем фронтам: начали восстанавливать крыльцо, продолжали собирать и жечь мусор, валежник, трухлявую древесину, очищали доски от коры. Когда пошли на обед –пригласили к нашему столу и Гришку с Шуриком. Ребята поначалу вежливо отказывались, но голодными им, конечно, остаться не пришлось. Во второй половине дня укрепили привезёнными досками кое-где пол и продолжили работу над крыльцом.

Ещё нельзя не вспомнить такой эпизод из нашей полевой жизни. Вечером у девчонок в лагере кончилась вода, и Оля мужественно, смело и решительно отправилась с двумя канистрами в деревню, к колодцу. А по росту она не намного выше, чем эти канистры. Было ясно, что надо идти ей на помощь. Встретились с Олей как раз около колодца, где ей активно помогал деревенский мужичок. Мы поблагодарили селянина, узнали, что его имя – Василий. Воду в лагерь принесли, ужином и вкусным компотом были обеспечены. 15 августа – день памяти Василия Блаженного. Вот так вот.

Тем же вечером Илья раздал нашим певчим текст акафиста Афанасию и Кириллу Александрийским. На следующий день планировали его спеть в храме. Так что мы явились ещё и свидетелями того, как под регентством Марии рождался новый церковный хор.

Следующий день был богат на события. После завтрака и чтения молитв в храме мы продолжили достраивать крыльцо. Демонтировали балку перед алтарной частью храма, на которой крепилось полотно, когда церковь использовалась как кинотеатр в советское время. Виктор Андреевич тем временем с помощью Всеволода готовил нам баню. Девушки украшали храм изнутри и закупили бубликов, баранок и других всевозможных вкусностей для чаепития, запланированного после молитвы. Алексей колотил стол и скамейки, Всеволод и Паша соскабливали надписи, вырезанные на бревнах сруба, Ярослав принёс от главы деревенской администрации рубероид для крыши крыльца. Но день выдался ветреным, и среди мужиков пошли разговоры о том, что, дескать, отложить надо кровельные работы. Нас это, конечно, не устраивало. И тогда Лёха, наш певец, совершил поистине геройский поступок: взобрался на крышу крыльца, обвязался стропой для страховки и начал работать молотком. Затем к нему присоединился и Володя. Тогда остальным уже ничего не оставалось, как тоже совершать подвиг. Всё шло по плану.

Случился и такой ещё курьезный эпизод. К Илье подошёл Шурик с очень серьёзным, не по-детски, видом и спросил: «А если бензина выпить – ничего страшного не будет?» Всё сразу стало ясно. Мы, как смогли, Сашку успокоили и постарались объяснить, что всё, что нас не убивает, делает только сильнее, а глоток бензина – доза не летальная. И на будущее решили внимательнее следить за топливом к бензопиле. Всё равно, было видно, что парень очень переживал, но держался стойко, сурово и молча. Одним словом, по-мужски.

К вечеру покрыли крышу, и в 19 часов состоялся акафист. Наши девушки и Алексей отлично спелись. Всё прошло, быть может, и скромно и неказисто, говоря о внешнем виде, но определённо с пользой для духа и души всех присутствующих. Опять очень порадовал и умилил Шурик, когда подходил прикладываться к иконе – так он старательно крестился и клал поклоны.

Для чаепития мы разогрели чайник прямо над тем кострищем, где жгли старые доски. Стол, сколоченный Лёшей, буквально ломился от разнообразных пряников, бубликов и конфет. Так что Ксюша встала у выхода из церкви и не выпускала никого, не вручив горсть сладостей. А Паша даже бегал за УАЗом, догоняя мужиков, чтобы вручить каждому по шоколадке.

Закончив все эти мероприятия в церкви, собрав инструменты и тепло попрощавшись со всеми, особенно – с Володей, мы отправились в деревню Новинки, к Виктору Андреевичу, париться в баньке. По дороге не уставали любоваться северными облаками, северными закатом и луной, северной деревянной архитектурой в её естественной среде. Баня топилась по-чёрному, так что для нас это стало настоящей экзотикой. Вдыхая хлебный аромат, который шёл от камешков, политых квасом, мы получали истинное удовольствие. И от проделанной работы и от того, что наконец-то настал момент для небольшого отдыха. После того, как все отмылись, отпарились, Виктор Андреевич пригласил нас в свой дом за стол, на котором стоял настоящий самовар, подогретый на шишках. За чаем он рассказал много интересного о своей жизни, о службе в Пограничных войсках, о том, как стал судоремонтником на флоте, как ходил на подводных лодках. Мы готовы были провести в беседе с ним всю ночь, но надо было готовить снаряжение, инструмент и запас продовольствия для поездки в Тиневу. Обратной дорогой к лагерю зашёл разговор о сельской жизни, быту в глубинке. Кто-то из нас честно признался, что не смог бы жить постоянно без мобильной связи, интернета, водопровода и других благ цивилизации. Кто-то не был уверен однозначно. В итоге сошлись на том, что в любой обстановке и с любыми людьми можно и нужно жить честно и праведно, стараться приносить пользу окружающим. Под такие наши рассуждения девчонки, Оля и Наташа, тихо напевая, допоздна чистили картошку. Подъём предстоял ранний.

Юра на УАЗе и дядя Ваня на тракторе приехали за нами в 7 утра, без опозданий. Но мы дисциплинированно встали на полтора часа раньше и успели сварить кашу. Расстояние до Тиневы небольшое, но сама дорога очень не простая для транспорта, именно поэтому нам и понадобился трактор. Оказывается, есть вещи ещё более увлекательные, чем поездка на УАЗе. Да-да: поездка в прицепе трактора. Всё было очень интересно, любопытно, и вся обстановка располагала к наилучшему обзору окрестностей. «Кабриолет», – шутил Илья. Вот проехали Новинки, помахали Виктору Андреевичу – он шёл к речке умываться. Ещё одна деревушка, лесные ручейки, пригорки, овражки, грибы, ягоды. Красота! Природа! Другой мир!

На подъезде к Тиневе остановились на полянке, своеобразном перевалочном пункте. Встретили там Артёма – парня из Северодвинска, летом он приезжает в Тиневу. К Артёму в моторную лодку перебрались Паша и Лёша и продолжили путь водным путём по Вые, все остальные разместились в прицепе и кабине трактора. Юра же, после того, как договорились о времени встречи вечером, поехал обратно в Окуловскую. Эти оставшиеся несколько километров до деревни были, наверное, самыми экстремальными за всё время экспедиции. Но, благодаря мастерству нашего водителя трактора дяди Вани и, конечно, с Божьей помощью добрались мы удачно. В 10 часов мы стояли перед Троицкой часовенкой в Тиневе.

Помолившись, мы подкрепились привезённой с собой кашей и приступили к работе. Нужно было покосить малину, которой обросла постройка со всех сторон, и убрать из часовни удобрения, сваленные тут в советские времена. Малинник разросся до необычайных размеров – удобрения, видно, хорошие. Но нас это, конечно, нисколько не испугало и не остановило. Вскоре кусты были порублены и свалены в яму. Дядя Ваня подогнал тракторок к окошку, и мы, облачившись в защитные костюмы, респираторы и противогазы, вошли внутрь и приступили к очистке помещения.

Тракторок наш добросовестно вывез всё и только потом позволил себе сломаться. Обратно ехали мы уже на другом, который дядя Ваня одолжил у соседей. После удаления удобрений из часовни мы прервались на обед – перекусили овощными консервами.

Затем Наташа – человек, ответственный в нашей группе за обмеры, зарисовала и зафиксировала себе размеры кровли объекта для будущих работ и экспедиций «Общего Дела», для чего ей пришлось даже забираться на крышу. Там она к тому же обнаружила упавший крест, который Паша помог ей укрепить. Мы подчистили в часовне пол, оставили на полочке иконки, помолились и, сфотографировавшись на память в противогазах, отправились в обратный путь, заехав пополнить запас питьевой воды на местный родник. От предложения Артёма сходить в баню отпариться от селитры пришлось отказаться. Время торопило.

Обратная дорога вышла ещё большим аттракционом. Весь день Тиневу и окрестности поливали дождики, так что колею размыло основательно. Дядя Ваня сосредоточенно крутил баранку и переключал передачи, от дороги отвлекаться было некогда, так что он сказал мне, сидевшему рядом, в кабине: «Ты на своих соплеменников там в кузове поглядывай! Говори, если что!» Но и на этот раз все обошлось благополучно, хоть и были такие моменты, когда казалось, что неминуемо все: и трактор, и прицеп, и водитель и десант с грузом – окажутся в речке. Заступничество Высших Сил, безусловно, чувствовалось. Когда тракторок подъехал к перевалочной полянке, Юра уже ждал нас. Девчонки, кроме Наташи, перегрузились в УАЗ, остальные продолжили путешествие в «кабриолете». На обратном пути через лес мы видели лося, хватали ягодки шиповника прямо на ходу, из прицепа, пели песни и любовались закатом.  По возвращении в лагерь поужинали и долго чаёвничали у костра с дожидавшимся нас Гришей. Тем временем Илья решал вопрос, как и когда выбираться на «большую землю», потому что был ещё план на обратном пути потрудиться на подворье у отца Артемия.

Вот и наступило воскресенье, заключительный день нашего пребывания в Окуловской, на речке Вые. Транспортный вопрос был успешно решён, и выезд планировали на 16:00.  До этого времени мы высыпались, купались и загорали. После завтрака отправились к храму, нужно было собрать все оставшиеся там инструменты и разнести их по деревне, отдать владельцам. На прощанье Лёша вошёл в церковь и решил там спеть. Мы ждали, пока он закончит, в благоговейном молчании. Силой его таланта были все безоговорочно потрясены. Когда мы уже уходили от храма, к срубу подошла женщина с мужем и ребёнком. Я вспомнил, что позавчера, после акафиста, именно она спрашивала у нас, в честь кого названа церковь. Получив ответ о патриархах Афанасии и Кирилле, призналась, что, хоть и местная, этого не знала. Что ж, безусловно, было приятно, видеть, как наши посильные труды хоть немножко, но расшевелили кого-то. Верилось, что всё не напрасно.

Возвращая инструменты и инвентарь по деревне, мы обращали внимание и на местные достопримечательности. Вот памятная доска на деревенской школе, посвященная уроженцу этих мест Петру Ивановичу Кулижскому, генерал-майору, Герою Советского Союза. Вот обелиск павшим в годы Великой Отечественной войны. На мраморе очень часто была выбита одна и та же фамилия с разными инициалами… Целые семьи, рода погубила ужасная катастрофа 40-х. Вечная память! Вечная слава!

Пока мы собирали вещи, складывали палатки и паковали все в рюкзаки, приходили прощаться местные жители, с которыми мы за эти дни успели сродниться и сдружиться. Володя, Вася, Серёжа, школьники Гриша и Саша. Как говорил мудрый кот Матроскин, «совместный труд, для моей пользы, он объединяет».

Напоследок мы ещё раз перешли по мостику полюбоваться деревней, речкой и церковью. На берегу была полянка, где стоял деревянный стол и скамейки. Великолепный вид открывался оттуда. Мы сфотографировались на память и побежали обратно – уже подъезжали машины, наш неизменный перевозчик Юра. До свиданья, речка Выя! До свиданья, Окуловская и Тинева! До свиданья, благословенный край! Да хранит Господь твоих людей!

Обратная, уже знакомая, привычная дорога, колдобины и ямы, ставшие родными, хмурый дождик, поливающий мхи и сосны. У переправы попрощались с нашими водителями и погрузились на паром. Пересекая Пинегу, махали руками УАЗам, оставшимся на том берегу. Спасибо вам! И технике и, конечно, людям! В Сосновке, когда за нами приехал Duster и ГАЗель, опять нужно было плотненько тромбоваться при посадке. Паше пришлось разместиться прямо на полу фургона, но общая атмосфера у нас в команде была такая, что унынию предаваться не приходилось. До Карпогор доехали весело, хоть и с затёкшими ногами и пропахшие бензином. Особенно мы порадовались, когда после грунтовки выехали на асфальтированную дорогу. Уже было очень непривычно ехать по ровному покрытию.

Отец Артемий встретил нас даже ещё приветливее, чем впервые. Было видно, что он искренне рад и за каждого из нас, что мы вернулись живыми и здоровыми, и за те дела, которые мы успели сотворить за эти 4 дня. Помолившись, мы отужинали, а после, уже сквозь сон, смотрели фильм про афонского старца Паисия, показанный нам батюшкой. Одна деталь оттуда меня очень заинтересовала. Оказывается, когда монахам назначают послушание, то оно очень редко совпадает с их профессией в миру. Разъяснил это отец Артемий так, что, если у человека всё начинает хорошо получаться, то его могут похвалить, отчего появляется гордость. А для монаха первостепенная задача – это борьба со страстями, и превозношение себя даже в бытовых мелочах – абсолютно недопустимо. Это ещё раз доказывает то, что люди, по-настоящему сильные и крепкие духом, живут в совершенно другой, не материальной, системе координат. Нам, мирянам, кажется и логичным и закономерным назначить водителя управлять машиной, плотника – работать с деревом, повара – кашеварить. Ан нет. Вот в этом-то и беда, что в первую очередь мы думаем о материальном результате своей деятельности, а не о том, как стяжать Святого Духа.

Когда мы разошлись по кельям, очень долго смотрели на кровати, матрасы, подушки и постельное бельё. Всё не могли вспомнить, как этим пользоваться, настолько привыкли к спальным мешкам.

19 августа. Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа! Праздничный день! На подворье в храме Петра и Павла состоялась Божественная Литургия. Мы с особым радостным чувством зажигали свечи, прикладывались ко кресту, любовались на яблочки, окроплённые святой водой. Все прониклись проповедью отца Артемия, в которой он говорил о том, что пока есть храмы, есть возможность исповедоваться и причащаться, нужно не медлить и пользоваться этой возможностью. Стараться жить, заботясь не о вещах, не о деньгах и материальных ценностях, не о своём «кожаном мешке», который, как говорил батюшка, «жуки-пауки растащат на таблицу Менделеева», а о душе, которой, предстоит дорога в Вечность. И что ждёт там? Этот вопрос и должен стать основным. Чтобы хоть немного приблизиться к достижению Царства Божьего, нужно чаще проводить время в молитвенном уединении и, конечно, просить Господа о помощи. Ибо нет ничего невозможного: что невозможно человеку, возможно Богу.

После службы мы, помолившись, сели за праздничный стол. Наконец-то хоть до рыбных консервов дело дошло! А тушёнку мы так обратно домой и привезли. Вообще рацион на подворье был очень разнообразный, насыщенный. Картошка, блины и драники, каши и супы, мёд, овощи, грибы, соленья и варенья. Всегда всё было очень вкусным. Спасибо за старания сотрудницам отца Артемия и нашим девушкам, которые тоже активно помогали на кухне!

На день батюшка приготовил нам настоящий сюрприз. Как мы ни порывались потрудиться на хозяйстве, отец Артемий настоял на том, что сегодня работать не полагается, и отправил нас осуществлять культурную программу. Путь лежал в деревню Ваймуша, расположенную в двух-трёх километрах от Карпогор. По дороге обращали внимание на памятники павшим в годы Гражданской и Великой Отечественной войн, на жестяные красные звёздочки на торцах срубов… Пока мы преодолевали маршрут пешим порядком, батюшка на своем УАЗике специально для нас съездил в больницу и привёз в деревню Нину Александровну Нетёсову, человека удивительной энергии, энтузиазма и жизненной силы, сельскую учительницу, создателя, хранителя и экскурсовода краеведческого музея Ваймуши «Истоки». Она находилась в медучреждении на реабилитации, но на просьбу отца Артемия моментально откликнулась положительно, ещё когда тот позвонил ей утром после службы. За всё ей весь состав нашей экспедиции очень и очень признателен и благодарен. Посещение краеведческого музея по тому культурному шоку, что с нами случился, было сопоставимо с «Малыми Корелами». Огромная заслуга в этом принадлежит Нине Александровне. Она рассказывала нам об истории и культуре родного края часов пять подряд, и было видно, что это лишь малая часть того, что она может поведать. В музее все экспонаты Нина Александровна разрешала трогать руками, держать, рассматривать со всех сторон. Паша пробовал отпирать настоящий крестьянский амбарный замок, Ксюшу и Наташу наш экскурсовод научила прясть на прялке. Также Нина Александровна при участии Виктора Андреевича наглядно нам продемонстрировала, как обращаться с разнообразным хозяйственным инвентарём, тоже в большом количестве представленном в музее. Косы, серпы, молотилки, жернова, конская упряжь – всё это было здесь. Показала нам экскурсовод и народные северные игры, песни, хороводы, участниками которых мы стали тут же, прямо на месте. Поведала и много любопытных фольклорных историй. Рассказала и о писателе Федоре Абрамове. Что интересно, в доме, где находится музей «Истоки», жили Пётр Антонович Немиров и Мария Петровна – прототипы рассказа Абрамова «В Питер за сарафаном». Казалось, гид наш знает буквально обо всем в сельской бытовой и культурной жизни. Мнение это, действительно, не лишено оснований. Довелось очень много Нине Александровне испытать и освоить на себе. И несмотря на все посланные испытания она осталась очень дружелюбным, открытым и оптимистичным человеком. Когда же мы узнали, что ещё Нина Александровна сама сочиняет стихи и песни и услышали, как поёт, то чуть не лишились дара речи! А уж когда краевед взялась за гусли, что началось! Мы аплодировали стоя. Фантастический человек! Была бы ещё рядом кузница, она бы нас и лошадь подковывать научила. После того, как мы обошли весь музей, Нина Александровна угостила нас чаем и рассказала ещё много интересных историй и легенд. Фабула одной из них заключалась в том, что северные девушки за свою беспечность и упрямство были наказаны встречей с медведем. Но конец везде был благополучный. Тем не менее, как говорится, сказка ложь – да в ней намёк. Потом мы купили в музее кое-какие сувениры, среди которых были и книжки авторства нашего гида. Когда Нина Александровна закрыла дом, в котором располагается музей, мы попросили исполнить её какую-нибудь песню ещё раз. Она любезно согласилась, и все, вооружившись средствами звуко- и видеозаписи, окружили так уже полюбившуюся нам женщину. После мы все вместе сфотографировались с Ниной Александровной. Она послужила нам настоящим примером того, как надо относиться к своей Родине, большой и малой, как нужно чтить традиции и память предков, как сохранять опыт предыдущих поколений и, преумножив, передавать его потомкам.

Мне хочется в наследство передать –
Любить всё это, как родную мать.
– особенно  запомнились строчки из одного из стихотворений Нины Александровны.

От музея мы отправились к самому дому нашего экскурсовода. Она пригласила нас посмотреть, как живут уже не исторические, а современные деревенские жители. Надо сказать, что разница в общем-то не очень большая. Даже сани, что стояли во дворе у краеведа были совсем как те, что и на выставке в «Малых Корелах». Мы пропели Нине Александровне «Многая лета». Речь опять пошла о песнях. Тогда краевед рассказала нам о ваймушском мужике Акиме, который, что бы ни делал – постоянно пел. «Я не пою, а жизнь мыкаю», – передала Нина Александровна нам слова земляка. Нужно было уже прощаться, возвращаться на подворье, но разговор всё не заканчивался. Эта удивительная женщина продолжала заряжать нас позитивом и настраивать на добрые дела. В качестве примера того, как должен жить и трудиться человек на земле, она привела нам биографию Владимира Даля. Пусть по чуть-чуть, по 10 слов, но каждый Божий день работал он над своим словарём. И это притом, что лексикография не всегда была первоочередной его деятельностью. Мы знаем, что Владимир Иванович был и моряком, и естествоиспытателем, и военным хирургом. Я вспомнил, что нередко ставил мне Даля в пример и мой дедушка. А раз мнения двух мудрых людей совпадают, значит, на самом деле, истина заключается в том, чтобы творить доброе и служить ближним не только по большим праздникам, но всегда, везде и во всём. Пусть понемногу, но регулярно, так, чтобы хорошие дела вошли в привычку.

Мы тепло распрощались с Ниной Александровной, она осталась ждать батюшку, который позже повёз её в больницу, а мы отправились пешком в обратный путь. В леске, отделявшем Ваймушу от дороги на Карпогоры, мы вдоволь налакомились черникой и насобирали грибов – на кухню в подворье. По прибытии мы от души благодарили отца Артемия за то, что устроил нам встречу с таким замечательным человеком, Ниной Александровной. Дай ей Бог здоровья!

Вечером мы дорвались-таки до хозяйственных работ. Кучу дров, сваленную на улице, мы перенесли в помещение кочегарки и аккуратно уложили. Попозже подъехала машина – сегодня уже уезжали Виктор Андреевич и Светлана. Проводили их до такси, обнялись и крепко пожали руки, пожелав удачной дороги и договорившись о встрече в Москве.

Следующий день прошёл практически полностью по монастырскому уставу, в трудах и молитвах. После завтрака отец Артемий распределил нас по объектам. Кого – пропалывать картофельные грядки, кого – продолжать перекладывать дрова, кого – на кухню, кого – на сооружение каркаса для постройки хозяйственного ангара. Вот тут-то и стало понятно, что армейское выражение «от забора и до обеда» может быть не просто фигурой речи. Вечернюю службу в храме совершал отец Симеон – батюшка, приехавший на подворье накануне. Так что отец Артемий мог ни на что не отвлекаться и целиком заняться решением хозяйственных вопросов. Наша бригада оказалась на подворье очень кстати. «А то только за молоток возьмёшься – уже в церковь служить пора», – сетовал отец Артемий.  Он успевал везде, всем помогал словом, делом, вдохновлял личным примером. И, конечно, было очень любопытно видеть, как мастерски батюшка управляется с трактором, с бетономешалкой, с бензопилой. В конце дня мы сфотографировались с сычиком Кешкой и стали собираться. В 22:30 подъехал автобус, и мы стали прощаться. С отцами Артемием и Симеоном, которые благословили нас в дорогу, с работниками подворья и с нашей Наташей – она уезжала несколькими днями позже.

В половине двенадцатого вечера мы были на станции. Опять в соседнем купе ехал маленький Стасик с родителями и братьями. Мы распихали рюкзаки по багажным отделениям и быстро уснули. Слава Богу за всё!

Ранним утром 21-го числа поезд прибыл в Архангельск. Мы уже очень оперативно перетаскали вещи в зал ожидания и расселись по скамейкам, дожидаясь, пока откроется камера хранения. В 6:30, сдав багаж, мы пешком отправились в центр города, с интересом осматривая жилые кварталы. Город на этот раз встречал нас солнечной ясной погодой. К восьми часам добрались до той же кофейни, где завтракали в день приезда. Так она нам приглянулась. Здесь местные посетители, узнав, что мы из «Общего Дела», сделали нам подарок – шоколадный торт, ради которого пришлось позволить себе послабление в посте. После завтрака мы распрощались с Ярославом – ему предстояло добираться в Москву самолётом.

А наше пребывание на Севере ещё продолжалось. И следующим объектом программы значилось Белое море. Так что из центра города мы вернулись на вокзал, захватили из рюкзаков полотенца и на междугороднем автобусе выехали в Северодвинск, куда прибыли к 12-и часам. Возле остановки купили пирожков с картошкой, капустой и повидлом, газированной воды, огурцов, дыню и отправились к морю. На набережной был установлен памятник в честь того, что с приходом корабля «Эдуард Бонавентура» именно в эти места в 1553 году начались регулярные отношения России с Англией. С северным небом может сравниться только северное море! Оно действительно оказалось белым, ровным и гладким. А сразу за узким песчаным пляжем начинался настоящий лес, росли берёзы и сосны, земля была покрыта опавшей хвоей и шишками. Мы расположились под двумя высокими сосновыми деревьями. Купались, загорали, и фотографировались на фоне причудливых прибрежных пейзажей. А также по традиции, которая родилась год назад, во время предыдущей экспедиции, ели пирожки с капустой со свежими огурцами. Тогда, как рассказал Илья, ребята попали на пляж поздно, ничего другого в палатках на набережной уже не продавалось, пришлось таким образом утолять голод. Из Северодвинска выехали ближе к половине пятого вечера. По прибытии в Архангельск, пока оставалось время до поезда, мы уже самостоятельно прогулялись по городу и купили сувениры и подарки. В 19:20 все собрались на вокзале у камеры хранения. В 20:35 поезд отправился в Москву. До новых встреч, Архангельская земля! Прости нас, если что! Видит Бог, желали тебе только добра!

22 августа у нашего командира Ильи был юбилей. Ему исполнилось 30 лет. Дорогой мы поздравляли его, все, особенно девушки, благодарили за чуткое руководство. Роль праздничного торта сыграла дыня, которую везли с самого Северодвинска, с воткнутыми в неё свечками в виде цифр «3» и «0». А в подарок Илье мы приготовили модель деревянного амбара, предусмотрительно купленную ещё в музее «Истоки».

Как же всё-таки здорово возвращаться домой! Конечно, цели нашей экспедиции были другие, но многие из нас признавались, что ехали в такую даль, в том числе, и для того, чтобы потом вернуться. Обязательно вернуться и испытать это благодатное чувство, которое переполняет сердце и душу, когда после красот, раньше неизвестных, вновь видишь и можешь оценить красоту своей улицы, двора, дома. Вот об этом мы и думали дорогой, а также вспоминали добрым словом Наташу, собравшую нам в дорогу ещё на подворье сумку с баранками и пряниками к чаю. В столицу мы приехали выспавшиеся с поезда, сытые и отдохнувшие. Казалось, когда смотрели, на груду рюкзаков на перроне Ярославского вокзала, что экспедиция только начинается, а не закончилась.

И в каком-то смысле это действительно так. ВЫЯ 2013 закончилась, но продолжается наша жизнь. Мы получили огромный опыт, совершили весьма интересное путешествие, повидали новые места, узнали новых людей. Сделали ли мы что-то важное и великое? Вряд ли. Выполнили долг? Возможно. В любом случае, окончательная оценка нашей деятельности будет дана в другом месте и в другое время.

В конце этой «летописи» я обращаюсь к вам, люди, мужчины и женщины, юноши и девушки, братья и сестры! Если у вас появился хоть малейший интерес к деятельности таких проектов, как «Общее Дело», это здорово! Ни в коем случае не призываю сразу всё бросить и ехать с палаткой в Архангельскую область. Это, конечно, не для всех. Но в жизни, по выражению классика, всегда есть место подвигам. Оглянитесь вокруг! Что вы можете сделать ещё для ближнего своего? Для своих родителей, детей, родственников? Для бабушки из соседнего подъезда? Для храма, мимо которого вы каждый день ходите на учёбу или на работу? Для дома, подъезда, в котором живёте? Для своей страны? Для миллионов людей всего мира? Может быть, готовы стать миротворцем ООН? Ехать на Дальний Восток возводить противопаводковые заграждения? Может быть, можете стать донором и сдать кровь? Помочь разгрузить яблоки соседу по гаражу? Сходить в магазин за хлебом или с ребенком в зоопарк? Уверен, что положительные ответы найдутся. «Вся бо елика хощеши, яко Сильный Бог, творити можеши».

Слава Богу за всё!

Аминь.

Лето 2013 от Р. Х., август, день 29
р. Б. Димитрий